ФОРЕКС: Доллар/Рубль 73.007 ▼ -0.285 • Евро/Рубль 86.213 ▼ -0.169 • Нефть 42.49 ▼ -0.08 • Золото 1944.48 ▼ -9.41 • Биткоин 11812.8 ▼ -10
Коронавирус 2019-nCoV данные на 15 августа: заражений 21036943 (+11927), выздоровевших 13073519 (+24545), погибших 761926 (+314).
Курсы валют от ЦБ РФ на 15 августа 2020 года. Доллар США $ — 73.22 руб. ▼ -0.39. Евро € — 86.41 руб. ▼ -0.63.

Бла-бла-номика

Август – время «большой чистки» реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, который составляет ФНС и использует в том числе для доступа бизнеса к инструментам поддержки.

Несмотря на то что данные в реестре меняются каждый месяц (кто-то создает бизнес, кто-то закрывает), в августе из года в год в реестре происходят самые большие изменения. Дело в том, что к 10 августа завершается сдача и обработка отчетности за прошлый год, после чего не подавшие о себе сведений исключаются из реестра.

И вот по состоянию на 10 августа в реестре оказалось на 246,8 тыс. субъектов МСП меньше, чем год назад (то есть на 4,2%), а наемных работников у этих субъектов – напротив, на 128,9 тыс. больше.

Можно ли на основе этого предположить, что малый и средний бизнес чувствует себя более-менее неплохо? Ведь сокращение на 4,2% – это куда меньше страшных прогнозов времен марта-апреля, а количество занятых даже увеличилось. В прессе на эту тему уже появились ободряющие сообщения, мол, малый бизнес пандемию успешно пережил.

К сожалению, не все так радужно. Несмотря на то, что в этом году в реестре проводили восстановление информации о компаниях, которые не подали отчетность, но продолжали работу (а отсутствие информации в реестре не позволяло им получить положенную поддержку от государства), в августе реестр сократился аж на 461,8 тыс. участников по сравнению с июлем. Для сравнения, годом ранее сокращение составило 375,2 тыс. позиций.

В прошлом году подавляющее большинство «исключенных» из реестра составляли юрлица (на них приходилось порядка 80% исключений во время августовского обновления реестра по сравнению с июлем), а в этом году пропорция между исключенными юрлицами и ИП примерно 50/50. И, по данным ФНС, в июне было закрыто 40,1 тыс. ИП, а в июле – уже 63,2 тыс. Почему ИП сократились именно за последний месяц? Для сохранения статуса ИП надо как минимум платить страховые взносы, а если бизнес еле дышит, то для многих уже нет в этом смысла.

Ну а наблюдаемый рост численности наемных работников – это, конечно, хорошо. Но отчасти легализовывать занятость в «наиболее пострадавших отраслях» в последнее время было выгодно, поскольку на каждого занятого выплачивались субсидии на поддержку выплат зарплаты. Сейчас же крайне важно, чтобы эти субсидии, официально завершенные в июне, продлили, иначе это увеличение численности работников может быстро измениться в противоположную сторону.

В общем, картина пока неоднозначна, а масштаб проблем статистикой, очевидно, в полной мере не отражается.

Бла-бла-номика

Совершенно невозможно понять шумихи, которая вчера поднялась по поводу того, что госдолг нашего правительства превысил его ликвидные резервы. Вообще-то сам факт того, что это обсуждается, да еще и в алармистском ключе, должен настораживать.

Что такое резервы правительства? Это средства, изъятые из экономики ранее, в тот или иной момент времени в отечественную экономику не попавшие и не работающие напрямую и в полной мере на ее рост.

Что такое госдолг? Это средства, привлеченные правительством для покрытия дефицита, возникающего в ситуации, когда доходов бюджета не хватает для покрытия его расходов. Средства при этом могут привлекаться как внутри страны, так и за рубежом.

Иметь в наличии ликвидные резервы, достаточные для погашения всего госдолга, – это одна из самых больших глупостей экономической политики, которые только могут быть. Это даже хуже, чем просто заблуждение. И особенно в ситуации, когда госдолг в основном номинирован в национальной валюте. Тут просто даже нет внятного ответа на вопрос, зачем это может быть нужно. Кто-то может предъявить весь долг сразу к досрочному погашению? Нет. Да и если б мог, правительство с центральным банком вполне в состоянии ситуацию спокойно разрешить.

Именно поэтому большинство нормальных стран прекрасно живут с уровнем госдолга часто под 100% или даже за 100% ВВП, особенно те, которые проводят самостоятельную бюджетную и денежно-кредитную политики. Безусловно, наращивание госдолга не должно происходить бездумно, иначе это все равно приведет к проблемам, но если за счет привлечения займов производятся инвестиции, то наращивание госдолга будет абсолютно безопасно. Эти инвестиции будут обеспечивать формирование новых возможностей для населения и бизнеса, а с ними – и развитие экономики. И тогда прироста бюджетных доходов в будущем будет как минимум достаточно для покрытия процентных платежей. Основная же сумма долга может и вовсе лишь рефинансироваться. Потому что если этого не делать, то правительству потребуется провести изъятие средств из экономики, лишив ее части инвестиционного ресурса. А это как раз то, что происходит при формировании резервов.

В определенном объеме ликвидные резервы нужны, поскольку позволяют правительству быть более свободным и оперативным в решении возникающих вопросов. Но стремиться к их паритету с госдолгом – путь в никуда. При нашем уровне госдолга мы могли бы его спокойно увеличить раз 5, оставаясь в рамках того, что называется устойчивым соотношением долга к ВВП. А это означает поступление в экономику дополнительно порядка 50 трлн рублей. Конечно, не в рамках одного года, но по 5 трлн рублей госинвестиций в течение 10 лет могли бы здорово изменить ситуацию.

У нас же у многих сознание пока чисто бухгалтерское. Вот только ни в одной успешной компании бухгалтерия за развитие не отвечает.

Бла-бла-номика

​​После завершения моратория на налоговые проверки активность ФНС в отношении контроля сильно возросла. Банки уже столкнулись с валом запросов из налоговых органов о средствах на счетах клиентов.

На очереди – множество компаний и физлиц, для которых в этом году были продлены сроки сдачи отчетности по ряду видов налогов. И вряд ли стоит ожидать, что проверять будут менее тщательно – ведь доходы бюджетов сейчас только сокращаются.

Снизилось ли число проверок во время самого карантина?

Данные самой ФНС указывают на то, что камеральные проверки (те, которые налоговики проводят по документам, без выезда к налогоплательщику) в течение всего «карантинного» II квартала проводились примерно в таком же объеме, что и во II квартале 2019 года - их количество за II квартал этого года даже выросло на 1,4%. Вместе с тем, объем сделанных доначислений по итогам проверок оказался почти вдвое ниже.

В течение II квартала этого года проводились и отдельные выездные налоговые проверки – те, которые были начаты до введения моратория. Было их всего 158 (а год назад - более 2 тысяч). Но примечательно другое: по итогам II квартала 2020 года объем доначислений в среднем на одну проверку заметно вырос. Если во II квартале 2019 года в среднем на каждую выездную проверку приходилось 22,2 млн. руб. доначислений (включая доначисленные налоги, штрафы и пени), то во II квартале 2020 года эта сумма подскочила аж до 56,3 млн. руб. Не исключено, что с таким подходом даже при снижении числа проверок объемы доначислений по итогам года могут оказаться не меньшими, чем раньше.

Бла-бла-номика

Пандемия коронавируса привела не только к снижению экономической активности, но и к ухудшению показателей естественного движения населения: снижению числа рождений и росту числа смертей. Согласно недавно опубликованным данным Росстата, в первом полугодии 2020 года рождаемость снизилась на 5,4% к аналогичному периоду прошлого года, а смертность выросла на 3,1%. И это при том что 2019 год сам по себе был рекордным по естественной убыли населения за последнее десятилетие.

И если на динамику смертности прямо или косвенно повлиял ковид, то спад рождаемости обусловлен главным образом немногочисленностью нынешнего поколения потенциальных матерей, рожденных в 1990-е годы.

По всей видимости, до конца этого года и в начале следующего ситуация с рождаемостью вряд ли улучшится. Как показал июльский опрос Magram Market Research, 84% врачей, наблюдающих беременных, отметили снижение числа пациенток в последние месяцы. Очевидно, что в условиях неопределенности и снижения доходов люди откладывают рождение детей, особенно если это не первый ребенок.

В этой связи не будет лишним повышение с 2021 года вдвое (до 11-12 тыс. рублей в месяц) пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет в малоимущих семьях, о чем недавно заявило Минтруда. Да и маткапитал в большинстве регионов имеет значение при принятии решения о рождении ребенка. Но как бы ни повышали пособия, прочной основы для комфортной жизни они не дают, а лишь вытягивают малоимущие семьи с детьми из крайней бедности и неустроенности. Поэтому без роста экономики прорыва в демографии нам ждать не стоит.

Бла-бла-номика

Росстат опубликовал предварительную оценку динамики ВВП во II квартале 2020 года, на который пришелся пик действия карантинных ограничений в России. По официальной оценке, темпы сокращения экономики составили 8,5%.

В этой новости в первую очередь нужно обратить внимание на то, что речь идет о предварительной оценке, которая в дальнейшем может быть скорректирована в сторону снижения.

Почему мы так считаем? Дело в том, что оперативные оценки осуществляются на основе собранных данных о средних и крупных предприятиях, в то время как данные о малом бизнесе, а также любые другие недостающие данные оцениваются на основе предположений и в том числе экстраполяции прошлых тенденций. В условиях резко наступающего кризиса такой подход может давать серьезные сбои в оценке. Можно вспомнить IV квартал 2008 года, когда первоначальная оценка Росстата о росте ВВП на 1,2% в годовом выражении впоследствии (через 2 года) была пересмотрена на снижение в размере 1,3%.

Поэтому мы пока подождем радоваться, что ВВП страны упал меньше чем на 10%.

Бла-бла-номика

В попытках защитить свою контрпродуктивную политику в отношении экономики наш ЦБ пытается действовать всеми возможными способами. И сколько бы ни приписывали там к тексту пометку, что, мол, мнение автора той или иной заметки может не отражать позицию Банка России, она все же как-то слишком заметна.

Вот, например, на цэбэшном портале econs online вышла статья с названием «Реверс монетарной политики: когда снижение ставки дестимулирует экономику». Как ни крути, но название как бы намекает нам, что ЦБ явно готовит почву для того, чтобы дальше ставку не снижать. А то, знаете ли, бывали случаи, когда это вредило экономике.

Но вот если пойти дальше названия, то оказывается, что речь в статье не совсем об этом. Она о том, что в принципе может существовать нижняя граница ставки центрального банка (ставка-реверс), после достижения которой дальнейшее снижение ставки приводит не к расширению, а к сжатию кредита в экономике. Причём этот граничный уровень ставки может быть как положительным, так и отрицательным (!).

Вопрос лишь в том, от чего зависит этот уровень ставки, и вот здесь для нашего ЦБ выводы не очень приятные вообще-то. Во-первых, чем больше на балансах банков облигаций, тем ниже будет этот уровень ставки. А во-вторых, чем жёстче регулирование банков по капиталу, тем выше уровень этой ставки. Просто именно эти факторы во многом определяют привлекательность расширения кредитования для банков. О механизме действия рассказано в самой статье.

Какие выводы можно сделать для нас? Действия ЦБ, по сути, могут определять уровень этой граничной ставки. Если ЦБ жестко ограничивает доступ облигаций к ломбардному списку, то не стоит ожидать, что банки будут много держать их на своём балансе. Ну а про регулирование банков по капиталу, явно не соответствующее опять же по своей жесткости уровню развития и банковской системы, и экономики в целом, сказано уже немало. Оно давно уже ограничивает у нас кредитование, даже по таким низкорискованным видам как ипотека. Соответственно, когда центральный банк жестит в своей политике, он сам и повышает уровень граничной ставки.

Интересный получается заход у ЦБ. Сначала он делает все, чтобы банкам были выгодны только высокие ставки по кредитам, а потом скажет нам, что вот, смотрите, дальнейшее снижение ставок больно ударит по банковской системе и кредитованию. Так что ставку снижать не будем, живите как хотите.

Очень удобно сейчас нашему ЦБ политику проводить. Держи себе низкую инфляцию, не давая денег экономике, хоть через высокие ставки, хоть через избыточное регулирование. Заодно подтягивай исследования, которые, если глубоко не копать, вроде как оправдывают то одно, то другое. Пора бы уже цели ЦБ менять. Лишь заставив его отвечать и за экономику в целом, что-то, глядишь, и изменится.

Бла-бла-номика

ФНС решила похвалить сама себя за качество информационных материалов. Ведомство с гордостью сообщает, что более 2 миллионов посетителей портала «Ваш контроль» положительно оценили работу налоговиков в первом полугодии.

Однако в этом опросе оценивалась не вся работа ФНС, а только сервисы по предоставлению сведений из ЕГРЮЛ, ЕГРН, реестра дисквалифицированных лиц, сервисы по сдаче деклараций, регистрации в качестве юрлица и ИП, а также по информированию налогоплательщиков об уплате налогов и сборов по запросам.

Хочется же посоветовать ФНС провести еще опрос удовлетворенности пользователей аналитическими материалами о налоговой системе, включая данные по формам статистической налоговой отчетности, интерактивную налоговую аналитику и др. К сожалению, оперативность размещения этих данных с недавних пор стала хромать на обе ногии это в тот момент, когда, вроде как, взят курс на цифровизацию и открытость данных.

Например, сейчас последний доступный отчет о задолженности по видам налогов, сборов и взносов относится к 1 января 2019 года, отчет о налоговой базе НДФЛ, удерживаемого налоговыми агентами – к октябрю 2019 года, отчет о начислениях налогов и сборов в разрезе секторов экономики – к 1 апреля 2020 года. А чтобы найти хоть какие-то сведения о численности зарегистрированных самозанятых, проще посмотреть высказывания руководства ФНС в прессе. Сделать нормальную, понятную любому пользователю статистическую отчетность по этому вопросу, являющемуся одним из приоритетных в том числе и для налоговых органов, почему-то не получается.

А если уж ФНС, по сути «флагман цифровых технологий», не может наладить оперативную отчетность по своим основным направлениям работы, чего же ждать от остальных ведомств?

Бла-бла-номика

Минэк обновил план мероприятий по повышению энергоэффективности экономики страны. Отдельные мероприятия плана действительно важны и необходимы: установка приборов учета, разработка новых стандартов, установление предельных сроков эксплуатации транспорта в госучреждениях и др.

Однако в прошлый раз громкой цели по снижению энергоемкости ВВП на 40% в 2007-2020 гг. достичь не удалось. Стоит ли верить новым целям? К сожалению, и то, что предлагается сейчас, не создает впечатления, что что-то кардинально изменится.

Так, прежде всего, о самих целях. В тексте новости о новом плане на своем сайте Минэк говорит, что общее снижение энергоемкости ВВП составит до 35% к 2030 г. Однако такой цели в самом плане найти не удалось. Ключевой же закрепленной в плане целью является снижение энергоемкости ВВП за счет технологического фактора на 20% к 2020 г. по сравнению с 2017 г.

За счет чего предполагается достигнуть основную цель, при этом совершенно неясно. Ведь далее идут несколько очень выборочных целей по отраслям, ни одна из которых не достигает значения 20%. Так, удельный расход топлива на отпуск э/э предполагается снизить к 2030 г. на 13,2%, энергоемкость производства цемента и клинкера - на 17,4%, чугуна - на 5,5%, проката черных металлов – лишь на 0,3% (зачем вообще такую цель на 10 лет ставить?) Показатели энергоемкости отопления и горячего водоснабжения предполагается улучшить на 6-8%.

А как насчет остальных отраслей? Или показателей энергоемкости госмонополий, например? Где вообще произойдет такой прорыв, что снижение в 20% все-таки будет достигнуто?

Второй большой вопрос: что планируется сделать для того, чтобы именно технологический фактор стал основой роста энергоэффективности? Одними стандартами проблему не решить – предприятиям нужны средства на модернизацию. Разработка некой программы льготного финансирования проектов в области энергоэффективности предполагается, но к IV кварталу 2021 года. Разработка программы льготного кредитования мероприятий по повышению энергоэффективности индивидуального жилищного строительства – к IV кварталу 2022 года. А почему уже в этом году нельзя запустить такие программы? Почему надо растягивать введение стимулов на годы? Ведь больше 10 лет уже пытаемся стать энергоэффективными.

В общем, вопросов по-прежнему много, а веры в успех плана – мало.

Бла-бла-номика

Отличная колонка Антона Табаха про опасность стремления к бюджетному профициту. Нельзя не согласиться – никаких прорывов, повышения темпов роста и прочих радостей экономической жизни с такой политикой ждать точно не стоит. Да еще и вопрос, удастся ли гражданам текущий уровень потребления сохранить, ведь доходы, судя по всему, в ближайшей перспективе расти точно не будут.

Устанавливая целью бюджетной политики профицит, мы просто сознательно лишаем себя и свободы маневра, и вообще многих возможностей. Хотя, может, это так и задумано – лучше всем говорить, что денег нет, чем продумывать инвестиционную стратегию, а потом еще ее и выполнять? Но здесь есть отличный лайфхак для Минфина и Минэка: если боитесь что-то делать сами, оставьте деньги гражданам и бизнесу, мы разберемся сами. Просто нехорошо, когда вы и у нас деньги забираете, и сами их не вкладываете.

И если кто и доволен такой бюджетной политикой, то только Банк России, который снова сможет отчитываться об успехах в борьбе с инфляцией. Хотя больших умений для борьбы с инфляцией на фоне полуживой экономики и падения спроса и не надо. Вот бы лучше показали, как удерживать инфляцию на волне подъема спроса… Покажите, как обеспечивать стабильность на фоне роста, в том числе роста кредитования, а не стагнации и спада – вот мы тогда вас искренне зауважаем.

Бла-бла-номика

И вдогонку к посту выше. Действительно ли коронавирус настолько кардинально изменил экономическую реальность? Пандемия нанесла глобальной экономике беспрецедентный ущерб в $30 трлн — вдвое больший, чем потенциальная мировая война, и втрое больший, чем кризис 2008 года, считают эксперты MсKinsey.

В связи с изменением реалий MсKinsey Global Institute начал учитывать новые риски, связанные с пандемией COVID-19, в своей карте угроз для предпринимательской деятельности. По мнению экспертов, теперь бизнес ждут дополнительные расходы в связи с необходимостью поддерживать запасы сырья и продукции — причем не только для себя, но и для своих контрагентов. Самыми уязвимыми они называют отрасли по производству средств связи, одежды, транспортных средств, а также ТЭК и добывающие секторы.

Таким образом, из-за разрушения цепочек поставок глобализация, начинавшаяся ради удешевления производства, теперь будет обходиться экономике все дороже. Импортозамещение и перенос выпуска поближе к основному бизнесу эксперты института оценивают в 16–26% годовой глобальной торговли ($2,9–3,6 трлн) за пять лет.

Возвращение бизнеса на исходные территории, безусловно, станет значительной статьей расходов для национальных экономик. И для самого бизнеса критически важным становится наличие финансовых подушек безопасности. И это все означает, что доступность финансирования вообще должна перестать быть существенным ограничением, фокус должен быть смещён на более актуальные стратегические вопросы адаптации к новой реальности с цифровизацией и искусственным интеллектом, защитой окружающей среды и прочими вызовами. Пока же наш бизнес озабочен поиском средств не столько для развития, сколько для выживания, от новой реальности мы лишь отдаляемся.

Бла-бла-номика
27K members
156 photos
4 videos
495 links
О российской экономике — просто и доступно, без сложных терминов и лишних слов.

Наш стикерпак: https://t.me/addstickers/blablasticker

Читайте также:

Знаете интересный Телеграм-канал, которого нет в данном разделе? Сообщите нам!

По всем вопросам: mail@telegram.one